Герои на передовой: история семьи, борющейся за свою страну


23.10.2023 13055

У каждого поколения своя война. У Валентины Ивановны, мамы Ларисы Фоминой, это была Великая Отечественная война. Она ребенком пережила трудности и потери, но смогла подняться и помочь стране выйти победителем. У мужа, военного летчика, опыт войны был совсем другим. Он принимал участие в операциях в Афганистане, Таджикистане, Чечне. В каждой из этих войн он оставался верен своей стране и своей службе. А сын Леонид – настоящий герой. Сегодня он на передовой на Донбассе, борется с неофашизмом. Вместе с товарищами-добровольцами отдает все силы, чтобы защитить нашу Родину. Но они не одни – рядом с ними их жены и матери. Они помогают, поддерживают их дух и создают им самый настоящий надежный тыл.

Это история женщины – дочери Земли русской, полна силы и любви к своей стране. Она знает, что сын и его товарищи сражаются за идеалы, за мир и справедливость. Лариса уверена, что любовь и поддержка матери – это то, что сможет поднять боевой дух и приблизить победу.

image

Военные действия и войны, через которые проходили и проходят эти люди, оставляют глубокие шрамы и следы. Они меняют людей, подталкивают их к героизму, высвобождают самые глубокие и настоящие чувства.

Это история семьи, их мужества и преданности. История, которая вдохновляет и показывает, что любая война идет не только за пределами, но и внутри каждого из нас. Ведь каждый может быть героем, когда вся страна нуждается в защите и поддержке.

В нашей беседе Лариса рассказала мне: “Новая страница моей жизни началась в мае этого года, когда сын сообщил о том, что отправляется в зону СВО по контракту на два года. Сейчас он на передовой – командир медицинского взвода. В первые дни службы он написал мне список жизненно необходимых медикаментов, потому что у них там ничего не было. И так я стала совмещать работу в медицинской клинике и волонтерство. 

Я долго искала ответы на вопросы: с чего начать собирать помощь, где закупить все необходимое и, главное, как отправить точно по адресу. В интернете нашла известную волонтерскую группу «КатяВаля_ДНР». Через администратора этого сообщества вышла на людей, которые согласились доставить мою помощь в часть. Затем познакомилась с женами командиров части, и сейчас мы с ними вместе сотрудничаем с волонтерами из Ростова-на-Дону из организации «Вместе мы сила» и фондом «Лебедь». 

За это время нам удалось отправить несколько машин с продуктами, домашними супами, подушками, одеялами, медикаментами и одеждой. Ребята были в восторге от «маминой» еды и даже слезы пробивались от счастья. У ребят проблема с водой не только с питьевой, но и технической. В настоящее время мы активно решаем это критически важный вопрос. Например, жена командира роты смогла достать большую тару для воды и организовала выезд пожарной машины из Крыма на передовую. Однако из-за активных боевых действий, наши военные постоянно передвигаются вперед к поставленным целям, поэтому доставка воды является сложной задачей. 

Мы закупили им генераторы, тепловизоры, квадрокоптеры и многое другое - все необходимое, чтобы им там было легче и безопаснее выполнять боевые задачи. Нам даже в дар отдали принтер в штаб, потому что война войной, а бумажную штабную работу никто не отменял. Кроме того, нам для ребят были предоставлены машины "Патриот" и “Нива”, которые теперь есть в расположении части.  Плетем маскировочные сети, сушим сухарики, сами готовим сухие пайки, окопные свечи, сухой душ. Запросов много, и всё очень важно”.  

Что, помимо воды и медицины, еще требуется в первую очередь?

Нашим ребятам нужно всё: еда, квадрокоптеры, тепловизоры, носки, тактические перчатки, зимнее обмундирование, маскхалаты и прочее. Однако, самое главное, что им нужно — это наша забота о них и любовь близких, осознание того, что мы все на них надеемся и ждем. Особенно сейчас, когда они в самой горячей точке, и связи с домом нет. 

- С какими трудностями сталкиваетесь при сборе гуманитарной помощи и отправке грузов?

При сборе помощи и отправке грузов мы сталкиваемся с множеством трудностей. Бюрократические барьеры и человеческий фактор порой очень мешают. 

Я обращаюсь за средствами к коллегам, друзьям и знакомым, которым известно, что мой сын служит на передовой. Но многие задают резонный вопрос: почему те государственные структуры, которые обязаны заниматься вопросами войскового материально-технического обеспечения наших частей и подразделений в зоне СВО, не оказывает помощь? Отвечая на такие вопросы, я пытаюсь объяснить людям, что любая война - это всегда трудный процесс в управлении и обеспечении, в котором никакой орган военного управления не может учесть всех деталей и ежедневных потребностей каждого бойца на передовой. Война у нас народная,  поэтому мы, народ, должны всеми силами помогать фронту. Народ победить невозможно.

Я попыталась обратиться за помощью в фармацевтическую организацию «Ирбис». Рассказала им о том, что часть, в которой служит мой сын, нуждается в медикаментах. Они не отказали, но потребовали запрос на бланке Министерства обороны с подписью и печатью командира. Но что бы этот документ получить надо пройти круги Ада, и съездить туда и самим его забрать и потом встать в очередь. Мне повезло, что я нахожусь в Москве, а есть такие жены и матери, которые находятся далеко, в разных уголках нашей большой страны, а их ребята в СВО или призывники или добровольцы. Если следовать такой логике им нужно из удаленных регионов прилететь в столицу, а потом добраться до зоны СВО, добыть там заветную бумажку с подписью и печатью начальника, а затем бежать к благотворителям за помощью. Абсурдная ситуация. 

Вот и получается, что те, кто имеет связи с генеральным штабом или министерством, получают все, что им нужно. А у наших ребят нет многого. У ребят даже не было жгутов Эсмарха. Сын заказал мне 100 штук, а они стоят какие-то огромные деньги. А жгуты-турникеты на разных онлайн-площадках вообще золотые. Цены на них за время СВО взлетели.

На самом деле жгут — это всего лишь резинка с отверстиями, но, как говорят, кому война, а кому мать родна... В интернет-магазине «Озон» эти жгуты стоят уже 300 рублей, а есть и еще дороже. А ведь это расходный материал одноразового использования. Ростовские волонтеры дали мне контакты фонда, где мне посоветовали обратиться в компанию «Медарго» в Москве с моим запросом. Когда мне сообщили цену на эти же жгуты - 99 рублей, я была счастлива, когда мне их привезли. В это время проходила выставка захваченной западной боевой техники в парке «Патриот». Я поехала посмотреть и там же отпустила всю свою негативную энергию, пнув некоторые из этих технических средств типа Брэдли. С психологической точки зрения это помогло мне снять напряжение.

Мы уже отвезли две газели с помощью и продолжаем собирать еще. Когда мы первый раз привезли мальчишкам все необходимое и домашние супы, то они просто плакали от счастья и не могли поверить, что все это им.

- Как Вы переживаете сложившуюся ситуацию и где находите силы не только заниматься гуманитарной работой, но и работать?

Первые месяцы я постоянно рыдала и не могла остановиться. Когда я заходила в храм, меня там ругали, но я ничего не могла с собой поделать. Они лились сами по себе без остановки. После того, как я погрузилась в волонтерскую деятельность, у меня не осталось времени наматывать сопли на кулак: постоянно в движении. Плюс у меня маме 87 лет и ей нужно внимание и забота. 

image

- Как близкие восприняли известие, что Леонид пошел служить по контракту?

Леня решительно направился подписывать контракт, ни с кем из нас, не поделившись своим решением. Мы беспокоились о том, как рассказать бабушке, но она случайно подслушала наш разговор и сказала: "Я и не ожидала от него ничего иного! Что еще мой внук должен был сделать?". Она верит в него и гордится им! 

Я и мой ребенок росли в семье, где о войне знают не понаслышке. Когда немцы отступали они использовали мирное население в качестве живого щита, в этих рядах была и моя мама еще ребенком. Отец моей мамы умер еще до войны, а вот дядя, брат моей бабушки прошел всю войну, и наша семья каждый день молилась о его здоровье. И ни одна пуля не задела его, хотя его шинель была вся в отверстиях от пуль. Поэтому всю боль, страх и людское горе она нам рассказывала, у нас вместо сказок на ночь были истории о том времени.

 У мужа оба деда воевали, один погиб под Смоленском, второй прошел финскую войну 1939 года, штурмовал линию Майнергейма, где получил первое ранение, второе получил в ходе Великой Отечественной при форсировании Днепра на Украине. На него тогда пришла похоронка. А через три месяца после госпиталя отпустили в отпуск по ранению, пришел домой, а там его уже похоронили, жена в обморок упала.   Прошел всю войну и вернулся, но долго не прожил, раны. Поэтому мы - патриоты. 

Муж тоже гордится моим сыном.  Он сам полковник, военный летчик и участник боевых действий. Имеет множество правительственных наград за свою службу. Семья поддерживает Лёню и меня, потому что знают, что если мы решили, то нас не остановить!

- Ваш сын медик или у него есть военная специальность? 

Ведь он является командиром медицинского взвода, но его место находится не в госпитале, а рядом с солдатами в окопах на передовой.

Мой сын окончил гражданский факультет военной медицинской академии в Санкт-Петербурге и служил в армии при медсанчасти. В нашей семье много медиков, поэтому можно сказать, что у нас есть династия врачей и военных.

- Есть ли на ваш взгляд дефицит врачей в зоне военных действий?

- Да, это катастрофический недостаток. Когда Леня отправился, он сам искал медиков среди добровольцев. Так в одном из разговоров сын выяснил, что у сослуживца есть медицинское образование. Этот парень в обычной жизни работал патологоанатомом, и Леня предложил ему вместе спасать и лечить товарищей. На передовой обстановка с врачами крайне сложная, поэтому в подразделениях и добровольческих отрядах есть, в лучшем случае, санитары. Да и в госпиталях тоже кадровый голод. 

-  Волонтеры говорят, что отношение к происходящему у людей начинает меняться от полного отрицания происходящего к поддержке?

-  Еще до начала операции мы уже понимали, что нас ждет. Поэтому, когда специальная военная операция началась, для нас это не было шоком, как для многих других. Когда произошел взрыв в порту Новороссийска, мы были в Абрау Дюрсо и видели, как люди отдыхают и наслаждаются жизнью. Сложно понять, как можно так беззаботно жить, когда молодые ребята сражаются в окопах.

Что меня еще больше расстраивает, так это то, как разделилось общество. Некоторые полностью поддерживают и помогают тем, кто оказался в зоне боевых действий, а другие отвергают и не признают происходящее, пока это не затрагивает их самих или их близких.

Однако, главная проблема заключается в незнании истории. Люди не могут понять, почему все это происходит.  Даже ситуация в Израиле и Палестине вызывает недоумение и непонимание в обществе. Некоторые говорят о желании мира, но как можно достичь мира, когда людей ущемляют и убивают? Как можно оставаться равнодушным к тому, что людей выселяют и лишают их территорий?

Новороссия, включая Донецкую и Луганскую области, была присоединена к Украине в первые годы Советской власти для того, чтобы дополнить аграрную крестьянскую Украину промышленно развитыми областями и пролетариатом, чтобы Советский символ Серп и Молот, как и памятник Мухиной на ВДНХ, были понятны украинцам. А эти области были полностью русскоязычными, как и Крым. И вот после 23х лет промывания мозгов Украинской молодежи, американцы приступили к насильственной украинизации и нацификации этих областей и Крыма по принципу геноцида русских, а несогласных просто в расход. 

Обстрелы этих территорий с 2014 года были каждый день, они сопровождались постепенным захватом территорий и массовыми казнями русскоязычного гражданского населения. В итоге около 14000 погибших мирных жителей Луганской и Донецкой областей к февралю 2022 года. А со средины февраля 2022года началась тотальная зачистка русскоязычного населения этих областей по принципу выжженной земли. Вот этот момент и определил начало СВО. А цель у американцев была простая: полная зачистка этих территорий от русскоязычного населения руками бандеровцев и создание на этих территориях баз НАТО для дальнейшего уничтожения России.  

В условиях беспрецедентной дезинформации и лжи многие на западе, да и у нас тоже, не понимали истинных причин начала нашей специальной операции. К сожалению, наша история была максимально искажена и практически уничтожена в западных СМИ. Историю перестали преподавать так как это было в Советское время. Исторические факты переписываются, враждебные страны навязывают свою версию, и они делают с историей то, что хотят.

У меня есть подруга детства, с которой мы родились практически в один день и всегда были дружны. Она - учитель химии, физики и биологии в школе. У нее есть единственный сын, и когда он получил повестку, она его спрятала. Теперь мне очень трудно общаться с ней. Я не могу ее осуждать, но эмоции захлестывают меня. Она полностью игнорирует историю и не желает ничего знать о войне, о защите Родины. Но это наша страна, и, конечно, в ней есть свои проблемы. Но ведь где их нет. Да, есть коррупция, но покажите мне страну, где ее нет?

Моя Родина дала мне так много: она дала мне жизнь, образование, культуру и народ, к которому я принадлежу. Я люблю свою страну. Я побывала во многих странах, моя сестра живет в Америке уже более 30 лет, но мне нигде не было так хорошо, как дома.

У меня есть друг – итальянец, который работает стоматологом. Он всегда говорит о том, как он хорошо относится к России, восхищается Сталиным и осуждает тирана Муссолини. Когда началась СВО, мы с ним сильно поссорились. Из итальянских СМИ он узнал, что мы напали на Украину без всякой причины, просто для захвата их территории. Вот это вбивают в их головы.

Но виной всему было его незнание истории и отсутствие желания разбираться в достоверных фактах. 

В настоящих событиях мы виноваты только в том, что в течение 8 лет терпели и не спасали мирных граждан Донбасса. Чтобы понять, что происходит сегодня, нужно уважать историю, знать прошлые события. О том, кто прав и кто виноват, не нам решать.

image

- Какой настрой сегодня у ребят на передовой?  

- И мы, и они полностью уверены в нашей победе! В настоящий момент сознание людей переживает переломный момент, и, если ситуация ухудшится, мы все встанем на защиту. Мы живем в спокойствии только благодаря тому, что наши ребята там сражаются. Но пока еще рано говорить о победе. Свет в конце тоннеля уже виден, но мы еще далеко от него! Мы верим в лучшее и молимся за наших бойцов!

 

   

Публикации