Александр Малькевич: Награды за участие в спецоперации, за труд в зоне СВО обязательно должны быть во всех регионах


13.10.2023 16506

Александр Малькевич — журналист, член Общественной палаты РФ, кавалер ордена Мужества. Он создал круглосуточный телеканал в Запорожской области «За! ТВ», открыл телеканал «Таврия» в Херсонской области и «Мариуполь-24» в ДНР, написал учебник «Настоящая российская журналистика для новых регионов». Запустил первую медиашколу освобожденных территорий и кафедру журналистики в Херсонском университете. Возглавил управление Херсонского отделения Союза журналистов России.

image

— В интервью вы рассказывали, что в июне прошлого года поехали в недельную командировку в Донецк, Мелитополь, Херсон, пообщались с местными жителями и поняли, что должны быть с ними. А вы помните тот самый переломный момент, когда к вам пришло это осознание? Когда это было? Кто из тех, с кем вы тогда познакомились, произвел на вас самое большое впечатление?

— Осознание пришло, пожалуй, уже после той поездки. Я приехал, осмыслил все увиденное, разложил по полочкам. Ну и к тому моменту я уже знал, что в Херсонской и Запорожской областях нужны медиа, которые будут рассказывать, что на самом деле там происходит, надо было дать отпор фашистской пропаганде. Иначе говоря, в информационной войне от обороны надо было переходить к нападению. Когда есть свои телеканалы, работающие в режиме 24/7, это делать проще. Я понял, что должен помочь коллегам это осуществить.

Что касается того, что произвел на меня самое большое впечатление, скажу так: благодаря моей профессии у меня есть возможность рассказывать о тех, кто там сражается на всех фронтах. В частности, в своем проекте “Путь домой” я знакомлю аудиторию с 20 яркими личностями из новых регионов. 

В большей степени меня, конечно, потрясают женщины. Это сочетание обаяния, юмора, внимания, ласки, заботы с колоссальными силой и мужеством. Они потрясающие. Но сейчас начну про кого-то одного говорить и обижу кого-то другого, это будет некорректно. 

— Вы много фотографируете. Есть ли у вас любимая фотография? Какова история ее появления?

— Есть фотографии сильные, пронзительные, а есть те, с которыми связаны теплые добрые воспоминания, есть снимки, которые можно назвать раритетными, например, потому что эти объекты уже уничтожены. Один из дорогих мне кадров — снимок городского пляжа в воскресный вечер в конце августа в Херсоне, на котором множество людей отдыхает, плещется в Днепре, рядом дети — в бассейне. Огромное количество счастливых, безмятежных, отдыхающих людей. Во-первых, я сам там поплавал в Днепре, от чего у меня осталось теплое воспоминание. Во-вторых, фотография опровергает все эти россказни о том, как якобы народ страдал под гнетом России, все всего боялись, кругом — патрули.  

image

— Вы совершенно правы, когда говорите, что в СМИ практически не пишут о подвигах мирного населения, волонтеров, строителей «новой жизни» в новых территориях. Отмечу, что портал Medargo.ru — один из немногих, кто освещает эту тему в постоянной рубрике “Чувство Родины”. Как вы думаете, почему так происходит? Как это можно изменить?

— Об этом не пишут, потому что на этом не сделать хайп. У нас в основном как происходит? Освободили населенный пункт — об этом рассказываем. Или случился обстрел — то же самое. Есть жертвы, есть картина разрушений, нагнетается негативный трафик — это люди смотрят. А рассказывать о том, как возводятся разные объекты коммунального хозяйства, — скучно, как принято считать. Для того, чтобы повествовать об этом интересно, увлекательно, нужны большие трудозатраты. 

Я считаю, что должен быть государственный заказ на это. Должна быть некая государственная программа, которая предусматривает некий процент, квоту подобных публикаций. Однако это должно быть качественно сделано, а не формально. Иначе будут публиковать убогие, унылые пресс-релизы с картинками, чем очень многие региональные СМИ сегодня и занимаются. 

— Вы много делаете для журналистов новых территорий. А чем журналистика там отличается от той, которую мы видим в остальных субъектах? Пишут ли местные СМИ о героях СВО – которые воюют как с оружием в руках, так и в тылу?

image

— Журналистика в новых регионах отличается духом. Журналисты, которые там работают, “духовитые”. Это люди, которые постоянно находятся в состоянии внутренней мобилизации. Они могут погибнуть в любую минуту. Они не тратят время на демагогию, пустопорожние разговоры, они работают, работают ярко. Конечно, они пишут о защитниках, потому что они гордятся своими земляками, которые защищают свою Родину, да и о тех, кто сражается в тылу, — тоже. 

— Довелось ли вам встречаться с иностранными журналистами на новых территориях? Что они рассказывают о своих впечатлениях?

— Конечно. Я не только встречался с ними тут, да и в Москве, но я со многими из них дружу: из Нидерландов, Франции, Турции. Они рассказывают то, что я и так знаю. Они видят реальную картину, видят правду, они пытаются донести ее до своей аудитории, только это никому там, на Западе не интересно. В Турции в этом смысле чуть проще, там удается правду рассказывать. 

— В Ставропольском крае учредили медаль «За поддержку в СВО» не только для участников спецоперации, но и для волонтеров. Как вы думаете, последуют ли этому примеру другие регионы? И нужно ли признание подобных заслуг на государственном уровне?

— Я считаю, что оригинальные награды за участие в спецоперации, за труд в зоне СВО обязательно должны быть во всех регионах. Они уже есть не только в Ставропольском, но и в Приморское крае. Есть похожая награда в Новгородской области. На подходе — Омская область. Возможно, другие субъекты учредили их, но не осветили эту инициативу так широко. 

Это важно, чтобы представители мирных профессий, как например строители, волонтеры были отмечены. Да и на государственном уровне, мне кажется, надо расширять линейку наград. Было бы здорово, если бы Минобороны учредило медаль “За трудовую доблесть” для гражданских лиц, которые помогают строить мирную жизнь рядом с линией фронта. Для военных наград много, но хотелось бы, чтобы и гражданских лиц, которые мужественно и самоотверженно выполняют работу на гуманитарной передовой, отмечали при жизни. 

image

— Благодаря вам увидел свет поэтический сборник «Фронтовой блокнот». Есть ли у вас любимое стихотворение из него? Какое?

— Этот проект родился спонтанно, когда читатели моего Телеграм-канала стали присылать мне стихи, так или иначе связанные с проводимой спецоперацией, посвященные бойцам. Было очень много хороших, трогательных стихов. Я объявил небольшой конкурс, после чего мне стали присылать их еще больше. Первый выпуск вышел 23 февраля, я распространил его в частях, на передовой. Но стихи продолжать поступать, поэтому вышел второй сборник. Было два тиража по 500 экз., к тому же оба сборника есть в открытом доступе в электронном виде. 

Отрадно, что этот проект помог раскрыть таланты. Причем я сейчас говорю не только о народных поэтах, но и о профессионалах, у которых в силу разных причин не было доступа к большой аудитории. Например, Елена Кулешова. В первом сборнике вышло ее очень пронзительное стихотворение от лица шестиклассника, который пишет своему отцу. Оно наделало много шума, потому что я читал его в прямых эфирах. 

Есть поэтический материал и для третьего выпуска. Туда скорее всего войдет стихотворение “Журналистка”. У нас сложилась сильная связка с Леной, потому что я рассказал ей несколько историй, и она на основании моих рассказов написала очень жизненные стихи. Стихотворение “Журналистка” как раз посвящено не труду, а подвигу моих коллег, которые живут и работают в новых регионах, которые рискуют своей жизнью рискуют не на фронте, а в прифронтовых городах, освещая строительство мирной жизни. Стихотворение получилось очень сильное.  

 image

— Вы озвучили интересное предложение, что новые регионы с их новыми условиями жизни требуют новых законов. Например, альтернативная гражданская служба по мобилизации (если человеку пришла повестка в армию, а он не готов брать оружие в руки, чтобы он имел возможность нести службу в ДНР по специальности). Удалось ли вам донести эту мысль до законотворцев, какова вероятность появления на свет соответствующего законопроекта? 

— У меня очень много идей, которые я доношу до законотворцев, но скорость их реакции замедленная. Мы видим, что происходит в мире, что обществу везде нужна некая внутренняя собранность, готовность оперативно реагировать на вызовы времени. Но не у всех законотворцев я эту готовность вижу. А предложений в нашем координационном совете по развитию и интеграции новых регионов при Общественной палате России полно, а до конца года будет в два раза больше, потому что запланировано несколько выездных заседаний. 

— В одном из интервью вы сказали, что находитесь на освобожденных от украинского нацизма территориях с июня 2022 года. Какие изменения вы отмечаете за это время? В настроении местных жителей, бойцов, волонтеров? 

— Вопрос сложный, потому что у разных групп населения разное настроение и отношение. Жители видят колоссальные подвижки, которые происходят: строятся качественные дорогие, бесплатно оказывается медицинская помощь, дети учатся по ярким, нормальным с точки зрения содержания учебникам (нет этой фашистской идеологии). При этом, конечно, есть усталость от жизни в постоянном напряжении. Люди просят нанести решающий и решительный удар, раздавить эту фашистскую гадину, которая причинила столько боли и вреда.   

image

 

   

Публикации