Николай Фаст: После первой поездки на Донбасс я больше не мог оставаться в стороне


06.09.2023 11865

С прошлого года в Германии поддержка России в конфликте на Украине является уголовным преступлением и грозит тюремным сроком в 3-5 лет. Несмотря на это, немало граждан этой страны оказывают гуманитарную помощь бойцам СВО и мирным жителям Донбасса. Одна из таких групп волонтеров “Братская мотопомощь” с одноименным Телеграм-каналом была организована гражданином Германии Николаем Фастом.

— Николай, как я понимаю, вы родились в СССР, но последние 30 лет проживали в Германии. У вас немецкое гражданство. Как получилось, что вы решили стать волонтером и оказывать гуманитарную помощь СВО?

image

— Я мотоциклист и в Германии входил в группу таких же мотолюбителей. И вот в марте прошлого года в чат этой группы двое моих приятелей написали о том, что по дороге с работы домой встретили на автопарковке двух водителей: одного из России и второго из Белоруссии, которые ничего не ели несколько дней. Это произошло, потому что в рамках первого пакета санкций в связи с началом СВО банковские и СИМ-карты дальнобойщиков были заблокированы. И тогда я создал группу в WhatsApp, чтобы сплотиться и помочь таким людям, организовать для них питание. За несколько часов в группу вступили больше 300 человек, и нам пришлось перейти в Телеграм. Всего за неделю к нам присоединились более 22 тыс. волонтеров. Это были не только мотоциклисты и не только наши бывшие соотечественники, самые разные люди, включая местных жителей, не остались равнодушными. 

Мы покупали продукты питания: колбасу, хлеб, воду, ездили по автопарковкам, находили русскоязычных водителей (не только русских по национальности, но и белорусов, казахов и украинцев), которые оказались в подобной ситуации, как я описал, и кормили их. Такие “десанты” работали по всей Европе: во Франции, Италии, Норвегии, Нидерландах, других странах. Но потом дальнобойщики столкнулись с новой проблемой: им резали тенты, резину, снимали регистрационные номера с машин, без которых ездить по Европе запрещено. И мотоциклистам приходилось выезжать на те парковки, где украинцев и поляков было больше наших водителей и где возникали такие стычки, чтобы разруливать ситуации. Потом в Германии добровольцы из числа обычных жителей стали организовывать автопарковки чисто для русскоговорящих, где обеспечивали их охрану. 

В конце марта, когда заработал новый пакет антироссийских санкций, мне поступил звонок от одного из водителей, которого мы кормили, о том, что на границах скопились огромные очереди из фур, потому что пограничники стали пропускать россиян “в час по чайной ложке”. Если раньше в сутки через пункт проходила, например, тысяча водителей, то теперь — не больше пяти. Я купил продукты в русском магазине, загрузил в машину и поехал на границу. 

image

То, что я там увидел, потрясло меня: “хвост” из фур длиной где-то 35 км, а где-то — 65 км. Так что весь апрель мы кормили дальнобойщиков на границе. Потом очереди “рассосались”, и я вернулся в Германию. На 9 мая мы организовали мотопробег в Берлин, посвященный Дню Победы. Там у меня конфисковали автобус, на котором я сейчас езжу по России, и мотоцикл. Как оказалось, причина была в том, что в логотипе, который нанесен у меня на кузов (см. фото), они “увидели” букву Z. Меня вызывали в немецкое КГБ, чтобы я объяснился по поводу этого. Мы, конечно, посмеялись, но лого пришлось заклеить.

В конце прошлого года мы устроили закрытие мотосезона, и от участников мероприятия поступило предложение загрузить гуманитарной помощью автобус и поехать, чтобы посмотреть, что на самом деле происходит на Донбассе. Сказано — сделано: загрузили и поехали. Пятого декабря мы были в Донецке. То, что я увидел там и в Луганске, настолько потрясло меня, что я больше не мог оставаться в стороне. Возникла идея организовать фонд и на постоянной основе помогать ребятам. Так я остался в России. Открыл счет в немецком банке, и люди стали переводить мне деньги. Через два месяца счет этот заблокировали, так что теперь мы продолжаем собирать средства из Европы разными окольными путями. Да и многие россияне тоже переводят деньги.

image

— Счет закрыли из-за запрета оказывать поддержку России в конфликте с Украиной?

— Когда мы раздавали гуманитарную помощь бойцам в Донецке, то приехало местное телевидение и сделало об этом сюжет. Его увидели и в Германии. Но тогда я этого еще не знал. А позже выяснилось, что мою квартиру вскрывали и чтобы забрать ключи от нее, от меня потребовали явиться лично по указанному адресу в течение двух дней. Так что если бы я вернулся туда, меня скорее всего бы задержали. 

Теперь я прохожу процедуру получения разрешения на временное проживание в России и хочу получить российское гражданство. 

— Чем занимается ваша волонтерская группа сегодня?

— В Германии нам подарили автобус. И каждые три недели он ко мне приезжает оттуда, загруженный гуманитарной помощью (2-2,5 тонны): расходные медицинские материалы, памперсы, инвалидные коляски, костыли. Я все это забираю, везу в Донбасс и раздаю конкретным людям из рук в руки. Также приобретаем самые разные товары, в которых есть потребность у бойцов и нуждающихся мирных граждан, здесь, в России. 

image

— Какие истории людей, с которыми вы познакомились за это время, больше всего тронули вас?

— Да все истории трогают до глубины души. Но самое главное, то, из-за чего я не смог уехать, из-за чего остался, это душевность: бойцы каждого встречают как своего соратника. И совершенно неважно, привез ли ты им витамины, продукты, что-то еще. То, что ты просто приехал с ними пообщаться, — тоже очень важно для них. Они уже много месяцев там, вдали от семьи. Вы бы видели, как они радуются письмам, которые пишут им незнакомые дети, как перечитывают их по много раз. 

Поражает и то, что вчера были похороны, хоронили 21-летнего парня, в тот же день погибла девочка, игравшая в песочнице возле своего дома, и тут же видишь — люди играют свадьбу. И все это в одном и том же городе. Это сложно описать словами… Это в голове не укладывается... 

image

— Жизнь продолжается. 

— Да, так и есть. Закончилось лето. Началась осень. А за нею придет зима. Бойцам потребуется теплая одежда, обувь, термобелье. Мы уже потихоньку начинаем готовить для них все эти вещи и будем рады любому вкладу, любой помощи волонтеров.

   

Публикации