Белякова Мария: я постоянно сталкиваюсь с неравнодушными людьми, которые в моем понимании тоже герои


31.08.2023 1100

С самого начала СВО Мария занималась гуманитарной помощью. Сначала делала это через других волонтеров. А потом к ней и ее “коллегам” стали напрямую обращаться за помощью ребята: знакомые и незнакомые, и, чтобы не перекладывать отработку этих заявок на других, стали заниматься ими сами. Так родилась группа “Гумрота”.

– Мария, что делает ваша группа?

– В основном мы помогаем госпиталям и медикам в зоне СВО. Врачи и провизоры напрямую обращаются к нам со списками того, что им требуется, и мы стараемся все это оперативно найти и отправить.   

Мы делаем сухие души, занимаемся групповыми рюкзаками медика. Формируем различные модификации, с разным наполнением, исходя из того, кому предстоит им пользоваться и каков уровень его знаний. Эвакуационному медику необходим один набор медикаментов и медицинских изделий, а окопному, ротному – другой. У санинструкторов нет медицинского образования, но по некоторым из них этого никогда не скажешь: у них огромный опыт и они могут грамотно оказать первую помощь. 

image

Кстати, собирать рюкзаки мы стали после того, как во время своих первых поездок в зону СВО я попала в госпитале на учебу, которую врачи проводили для санинструкторов. В обязательном порядке в них складываем перевязочные средства (перевязочные пакеты берем у “Медарго”), жгуты Эсмарха, инфузионные наборы, хирургические инструменты, воздуховоды, тонометр, пульсоксиметр, препараты терапевтической и экстренной медицины. Себестоимость одного рюкзака достигает 20-30 тыс. руб. Мы отдаем их либо в госпиталь, откуда их передают на передовую, либо другим волонтерам, когда у них есть соответствующие запросы. 

Рюкзаками многие волонтеры занимаются. Например, есть группы “Врачи, вы не одни”, “Хилер”. Сами рюкзаки тоже у всех разные: по объему, по внешнему виду. Мы для окопных медиков собираем рюкзаки со съемными пеналами/подсумками, чтобы им не надо было тащить в красную зону весь ранец. На этот случай он может взять с собой поясной подсумок. 

– Свою первую поездку в зону СВО помните?

– Было страшно. Мысли были такие: “Зачем я туда еду? Нет бы сидела сейчас на Никольской и пила бы ванильный раф… Вполне могли бы и без меня обойтись”. Но на самом деле, эта поездка много дала мне, потому что я смогла найти ответы на свои вопросы, согласовать наполнение рюкзаков, выяснить реальные потребности госпиталей. Мне хотелось оказывать по-настоящему нужную помощь, а не просто направлять какие-то лекарства, медицинские изделия, которые, как нам кажется, там могут быть востребованы. С тех пор мы четко работаем по списку. Например, после поездок в зону СВО я также поняла, что носилки там больше всего нужны бескаркасные со сплошным полотном. Если что, их можно использовать как волокуши, и сидя раненого можно транспортировать. В отличие от сетчатых, такие носилки не будут цепляться за ветки. Все это я узнала из разговоров с людьми, которые пользуются ими.

image

– Вы шьете носилки сами?

– Нет, мы приобретаем их у фирмы в Костроме. В нашей группе есть волонтер, который шьет эвакуационные стропы, и мы их тоже кладем в некоторые рюкзаки. 

Мне бы очень хотелось, чтобы вы написали о том, что в процессе своей волонтерской деятельности я постоянно сталкиваюсь с неравнодушными людьми. Кто-то молится за ребят, кто-то перечисляет деньги, кто-то пишет письма, делает блиндажные свечи, вяжет носки, плетет маскировочные сети, шьет одежду, помогает пострадавшим мирным людям и животным. Это представители разных поколений, разного уровня достатка, но всех их объединяет  милосердие, сострадание и стремление помочь.

У нас есть пенсионеры из Владикавказа, которые службой экспресс-доставки присылают нам какие-то вещи. А однажды в нашем Телеграм-канале я опубликовала историю об одном молодом медике с передовой, где он просто упомянул о том, что мечтает о иммобилизационном тазобедренном бандаже и шприце-пистолете для внутрикостного доступа. И на меня вышли подписчики, которым захотелось исполнить эту мечту. Они приобрели такой шприц, который стоит 12 тыс. руб., и мы передали подарок врачу лично в руки. Он был невероятно счастлив и поражен, ведь он этого даже не просил. Кстати, на этот шприц в фирме нам сделали скидку, когда узнали, для кого и куда мы его покупаем.

И вы знаете, так часто бывает: нам либо уступают в цене, либо даже отдают что-то совершенно бесплатно, хотя мы никогда не просим ничего в качестве благотворительности, потому что все отлично понимаем. Мы приходим как обычные клиенты. 

image

Например, мы искали дыхательные фильтры для аппаратов ИВЛ, планировали приобрести 30 штук. Когда директор услышал, что это для СВО, то подарил нам 200 фильтров. Есть компания, которая изготавливает бронепластины, закупает ИВЛ-аппараты и передает и то и другое на фронт. В новогодние праздники сотрудники выходили на работу и трудились бесплатно, чтобы сделать побольше этих пластин. В моем понимании это – тоже герои. Меня эти люди тоже восхищают, как и те, кто каждый день совершает подвиги в зоне СВО. 

Спасибо всем, кто помогает помогать!

   

Публикации