Преодолевая барьеры: история волонтера, женщины-дальнобойщицы о доставке помощи нашим ребятам в зону СВО


03.05.2024 8583

Светлана Климова родом из Мариуполя, в 2014 году ее семья переехала в Подмосковье. Они поселились в Пушкино и быстро адаптировались к новой жизни. Вступили в фонд "Многогранный мир", который помогает многодетным семьям, как подопечные. Однако вскоре Светлана стала там волонтером - характер такой: не может она получать, не отдавая что-то взамен. События 2022 года изменили ее жизнь целиком и полностью. Женщина инициировала сбор гуманитарной помощи для мирного населения Мариуполя, и сама повезла собранный груз. Она продолжала организовывать рейсы с гуманитарной помощью до октября, в это время ситуация в городе начала улучшаться, люди возвращались к обычной жизни. Тогда Светлана решила переключить свое внимание на помощь солдатам, так как обеспечение наших военных напрямую влияет на благополучие и безопасность всего населения. Создала группу в социальных сетях “Близкие по духу”, которая объединяет неравнодушных людей. Вместе они собирают все необходимое, а Светлана развозит военным подразделениям по всей линии фронта. Осенью в одной из своих поездок Светлана познакомилась с ребятами из 678 артиллерийского полка. Она нашла их начмеда, и так началось тесное сотрудничество. С тех пор они и Родину защищают, и живут "душа в душу", будто родные. Позже у нее появились и другие подопечные, включая медиков из 1430 и 1429 полков. Светлана и ее большая команда фонда помогают бойцам в Запорожской и Донецкой областях. О своих гуманитарных миссиях, о ребятах, которые всегда ждут поддержки, Светлана рассказала в интервью для проекта "Чувство Родины".

- Вы только на днях вернулись с крайней поездки из Запорожья. Как съездили, все ли запланированное удалось сделать? 

image

Крайняя поездка прошла просто волшебно. Ездила с подругой - волонтером Натальей Романовой. Нам благодарители выделили машину «Газель». Загрузили ее всем необходимым и тут-то  поняли, что грузоподъемность у транспорта меньше, чем мы ее представляли: рассчитывали на 1,5 тонны, а по факту оказалось порядка 600 кг. На ней было очень тяжело ехать, в горку скорость была менее 60 км/ч. По дороге решили изменить привычный маршрут через Ростовскую область, потому что нужно было преодолеть большое количество затяжных подъемов. И направились мы через Луганск и Донецк. 

До этой поездки я отгоняла туда же ребятам «Ниву», так что путь представляла. Но знала, что там впереди есть одна дорога, по которой ехать нельзя. Проложила в программе AlpineQuest правильный маршрут. Но какие-то сомнения все же были, попросила коллегу из другого фонда скинуть мне свой трек, чтобы наверняка не заплутать. И в этот момент его карта наложилась на мою, и в итоге получился лабиринт. Но об этом мы узнали, когда разворачиваться было уже поздно. Включили ко всему прочему навигатор и поехали, а когда выехали туда, куда ехать не стоило бы, на улице стало уже темно, а позади слышны громкие выстрелы. Это происходило в районе Ясиноватой, линия фронта проходит совсем близко от тех мест.

Разворачиваться обратно на груженой машине небезопасно. Поехали вперед, а что там нас ждет и представить было страшно. Обстановка за бортом удручающая: месиво вместо асфальта, перекошенные от обстрелов деревья и мрак, да еще поодаль звуки разрывающихся снарядов. Случиться с нами в тот момент могло все, что угодно. Но мы усердно пробирались к цели, нам же нужно ребятам лекарства, еду и одежду привезти. На этом участке мы потеряли более 3 часов времени, но усталости не было, да и сна ни в одном глазу. Адреналина хватило до самого Токмака.

image

-Сколько по времени в итоге добирались? Это же путь более 1000 км? 

Отсюда до Токмака порядка 1,5 тысячи километров. Мы их преодолели за 25 часов без отдыха: глаза стеклянные, включился режим робота. За рулем только я, Наталья грузовые автомобили не водит. У меня же опыт большой. Груз доставили, ребята нас очень ждали и подготовили сюрприз. 

Мы долго разгружались в 1430 полку, затем в 1429. А ребята «Омон – Север» нас ждали, построение хотели организовать и в торжественной обстановке вручить медали. А мы не могли рассчитать точное время прибытия, многие не дождались и отправились выполнять боевые задачи. До слез была тронута речью командира. А потом нас второй раз наградили знаками отличия в 678 артиллеристом полку. Все официально оформлено, через приказ. Это было так неожиданно и очень приятно. Хотя я еду туда не за наградами, а просто получаю моральное удовольствие оттого, что я делаю. Мне нравится общаться с ребятами, приезжать к ним, видеть их живыми и здоровыми. Других наград и не нужно. 

- А в дорогу машину сами собираете или мужчины помогают?

Есть у меня механик, который технику проверяет, поскольку чаще всего еду одна – девочка. Было как-то он, как врач, говорит: «Пациент не доедет», а я ему: «Мне надо, чтобы она не только доехала, но и вернулась». Он, действительно, мастер «золотые руки», умеет с техникой договариваться. 

- А почему одна? Где ваша команда?

Команда у нас большая и дружная. Поначалу ездила с мужчинами, но получалось так, что их не всегда отпускали с работы. Волонтерство - это добровольческая деятельность по зову сердца и души. 

В августе прошлого года, так сложились обстоятельства, я отправилась в дорогу одна. В ту поездку поняла, что могу справиться сама, зачем мне кого-то просить. Со мной всегда верный друг Гурд – собака породы Кане-Корсо.

- Одной не страшно?

Нет. Мне нравится быть наедине со своими мыслями. В дороге я пою песни, размышляю о жизни, в целом, мне комфортно.

- Не каждый дальнобойщик так ездит как Вы…

Конечно, они едут строго по графику, с определенными интервалами между движением и отдыхом. Бывает стоим рядом, отдыхаем и разговариваем, так они прямо говорят: «Ребята, вы жестите»! А вариантов у нас просто нет. Время ограничено. Нужно успеть программу максимум за минимум времени. Последнее время от такого напряженного графика и долгих поездок спина стала побаливать. Невролог рекомендовала полежать в стационаре недели две. Но у меня нет столько свободного времени. Так что пока народными средствами, а вот победим, тогда и будем восстанавливаться да лечиться. 

image

- Чем помогаете? Что доставляете ребятам?

В основном, медицину. Много всего уже отвозили: бронежилеты, блиндажные свечи, маскировочные сети, укрывной материал, инструменты, цепи на бензопилы, гвозди, одежду, продукты. Девочки у нас готовят сухие смеси. Очень вкусно получается, как дома. А на самом деле это каторжный труд, потому что каждый ингредиент нужно приготовить отдельно, затем правильно собрать, упаковать. Мальчики всегда ждут нас с вкусняшками. 

Чаще всего мы получаем от бойцов запрос, далее собираем средства, закупаем, и я отвожу. А как иначе, мальчишкам же там надо. В сборах помогает волонтерская группа «Никто кроме нас» города Пушкино Московской области, сотрудничаем с фондом имени Кирилла Рябцева и другими.

Считаю, что группам, фондам и общественным объединениям нужно объединяться и держаться вместе, помогать друг другу, если нужно, чтобы ребята получали больше помощи, тогда и волонтерская работа будет эффективнее, качественнее, лучше.

Вот недавно отгоняла ребятам «Ниву», а обратно должна была возвращаться с волонтерами из фонда им. Кирилла Рябцева. Но, так как машину долго готовили, выехала позже, чем планировала. И никак не успевала попасть в их график передвижений. Думала, что придётся возвращаться на перекладных. Но в дороге машина Фонда сломались, причем «за черточкой». Организовала им ночлег, нашла запчасти в Мариуполе, пригнала эвакуатор, договорилась с ремротой 1430 полка, чтобы им все отремонтировали. Все получилось сделать в короткий срок, потому что там братское плечо особенно чувствуется. А пока они приводили в порядок техническое состояние, я успела их догнать. 

image

Волонтёры говорят, что достаточно одной поездки туда, чтобы мировоззрение человека поменялось. Так ли это? 

- Есть очень много людей, которые однажды оказавшись там, пребывают в состоянии шока долгое время. Я тем, кто едет туда впервые, провожу экскурсию, особенно по Мариуполю. Сейчас там уже не настолько интересно, но все равно есть места, которые остались не тронутыми, не разобранными. Сейчас на месте огромных районов – пустыри, а когда там кипела жизнь, играли дети, цвели сады. Город восстанавливается ударными темпами, идет бурное строительство. Бывает едешь по центральным улицам и видишь красивые фасады домов со всех сторон, а стоит зайти за угол, а там уже другая жизнь…

Впечатлений масса у новичков. Но если еще едем к ребятам, а вокруг то тут, то там стреляют, люди получают такую долю адреналина, что дальше не видят свою жизнь без поездок в зону СВО с гуманитарной миссией.

image

- А вы в Мариуполь, на свою малую Родину, с какими чувствами возвращаетесь? 

Ощущения, что я еду домой уже нет. Туда отправляюсь за солнцем. Часто вспоминаю одну из первых поездок, когда я должна была ехать одна, но моя подруга Ольга не отпустила меня. И мы поехали вместе, кроме того, у нее в этот день был День рождения. Ехали весело. На улице плюс 40 градусов. Она на остановках прячется в тень, а я на солнцепеке отгружаю мальчишкам посылки. Она мне говорит: «Что ты стоишь на солнце, прячься»! А мне его так не хватает в Московской области.

Проезжая мимо моря смеялись и шутили, что никто кроме меня ее никогда в день рождения на море не привозил. Время в пути пролетело быстро, одна из первых остановок был 291 медицинский полк. Это сильные и мужественные ребята с непростой судьбой. Пока я с ними общалась, Оленька подметила солдатскую столовую и пошла перекусить, так как голодные были с дороги. Но поесть не успела, нужно было двигаться дальше, и свой борщ, второе и компот имениннице пришлось оставить ребятам. Полдороги ворчала, в итоге на следующей остановке в Геническе покушать заветный солдатский борщ, да еще рис с окорочком ей удалось. 

За время пути машина начала разваливаться, издавать разные звуки, но ребята в ремроте проверили ее и привели в боевую готовность. 

- Как боевое настроение у ребят, многие говорят, что устали. Так ли это?

Осенью они ждали ротацию, но чуда не случилось. Поняли, что выиграли суперприз – воевать до Победы. В этот момент был упадок сил и настроения. Ребята устали, но держатя молодцом. У них сейчас даже второе дыхание открылось. 

Всегда ждут волонтеров. Мы для них как глоток свежего воздуха: привозим весточку «с большой земли», посылки, письма от родных, близких, любимых и даже совсем незнакомых людей. Жаль времени у нас всегда мало, а они отпускать не хотят. 

image

- Как семья относится к вашей волонтерской работе?

Мне кажется, что они смирились. Звонят, переживают, но понимают, что меня не остановить. У меня трое мальчишек: старшему - 20, среднему - 16, а младшему – 10 лет. Они будущие защитники Родины. А в окопах сейчас мальчишки, они тоже сыновья. Забота, любовь и внимание им нужна сейчас больше, чем кому-то другому. 

У нас гуманитарной помощью занимается вся семья: и близкие родственники, и дальние.  Например, через мой дом прошло большое количество беженцев с Донбасса. Полы дома большие, матрацы раскатывали и спали. Два месяца жила племянница с семьей, потом она уехала к тетке по линии мамы в Митино. И оказалась, что та тоже волонтер, да еще и в фонде им. Кирилла Рябцева. Мы познакомились, подружились и даже ездим с гуманитарной миссией вместе. Мне с ней настолько легко. Ее тоже зовут Светлана, по профессии она врач. И мы с ней уверены, что чем лучше снабжены медики, тем более оперативную и квалифицированную помощь они смогут оказать. Тем больше шансов, что выживут наши мужчины. 

 

   

Публикации